u can leave your hat on

11:00 

вам честно или необидно?
эта так, истории ради.
пара драбблев дракоблейзвов дреюшке. откупные)
обязательные условия: чода атмосферное, что-то маггловское, что-то из детства; "придурок").
ни один не удовлетворяет, херня. полуджен помойму, без рейтинга.

- Придурок, - бормочет Драко. Блейз только улыбается – не ухмыляется, не кривит лицевые мышцы, нет, улыбается мягко-мягко, как в детстве, - и вспоминает.
Вспоминает Драко – такого взъерошенного, длинноволосого, с чумазым, чуточку сгоревшим лицом, пойманного посреди менорского сада. Вспоминает гордо, явно в подражании кому-то вздернутую голову, высоко задранный нос в ярко-оранжевой пыльце, выгоревшие на кончиках ресницы и неуверенное брошенное в первый раз «придурок». Детское, наивное, немного испуганное. Блейз не протестует сейчас – и тогда не, но фыркнуть себе позволил. Наследник рода, тоже мне, - думал он тогда. Воспоминание горько-приторное, пахнет скошенными одуванчиками (хотя, разумеется, в Малфой-мэноре такой плебейщины не было), солнцем и магией.
Драко, настоящий Драко, взрослый Драко, у которого больше нет Люциуса для подражания, заносчивости в отношении Забини и мании рыться в земле, больно тычет Блейза под ребра палочкой – будто не боится, что она сломается. Будто его, блейзово внимание – оно дороже палочки.
Забини ухмыляется, и у него блестят глаза – чуть озорно, но будто с насмешкой. Драко не замечает, он отвернулся уже и роется в совершенно маггловском холодильнике в поисках чего-то. Холодильник – единственное устройство, к которому Драко приобщился без особых проблем – всего-то пару раз вытянул шнур из розетки и положил хлеб в морозильную камеру. Миксеру, например, повезло много меньше…
Так и не найдя того, что искал, Драко потягивается – рот Забини как-то незаметно наполняется слюной, а глаза останавливаются на показавшейся полоске кожи. Идя к цели напрямую Блейз ударяется ногой о стол – отвратительный звук и недовольное шипение привлекают внимание Драко и вот он уже тихонько хихикает – звук приятный, родной и домашний, Забини тянет к этому теплу, как незабвенную бабочку – только вот Драко холодный, а у Блейза есть зубы.
Они долго целуются посреди кухни – медленно, неторопливо, бесцельно и бессмысленно играясь – в очередной раз узнают друг друга. От Драко несет сигаретами и выпивкой – да и от самого Блейза тоже.
Вспоминается, как они после пятого года обучения курили травку, выдыхая друг другу в лица, вот рты и на волосы. Когда проснулись, оба торчали в душе часа полтора – вместе. Решили, что им и без травки хорошо.
Блейз не тянет Драко в постель – у них еще целый вечер, полный доверия, поддержки и родства. Драко выскальзывает из его рук первым, оставляя после себя ощущение тепла на кончиках пальцев. Забини подносит их к лицу и почему-то улыбается – все же теплый. Драко, возвращаясь, тянет за собой бутылку без этикетки – красивая золотисто-рыжеватая жидкость плещется о стенки, будто пытается выплеснуться – их еженедельная игра «угадай что».
Блейз едва слышно хмыкает – надо же, успел забыть. Драко косится на него недовольно, и бормочет очередное «придурок». Бокалы он не взял – забыл или не захотел, не суть важно. Арманьяк – Маркиз де Монтескьё, конечно же, - Забини узнает с первого глотка.
- Придурок ты, Малфой, - тянет он, и ему хочется запустить руку Драко в волосы, но так лениво тянуться, - мог чего посложнее выбрать.
Драко не отвечает, только протяжно зевает и ложит голову Блейзу на колени. А тот только смотрит на это злополучное безобразие – своё безобразие – и пьёт. А Драко тёплый.

Пергамент перед Драко пустой. Сам наследник благороднейшего и древнейшего из родов магической Британии задумчиво водит кончиком пера по лицу. Надо извиниться перед этими снобами Забини. Вспоминается их наследник – мальчик его возраста с дерзко вздернутой бровью и презрительным фыкраньем. Забини красивый, как и все они – сама леди Элоиза и каждый её избранник. Этот Блейз полная противоположность Драко – смуглый, темноглазый, изящный, уверенный. У Драко есть только скопированная у отца заносчивость, у Забини же видится какая-то внутренняя правота. Драко он не нравится. Умный, богатый, красивый, он первый пытался подружиться с Малфоем.
А Драко пролил на него пунш. При воспоминании о собственной выходке уши стыдливо краснеют, а на пергаменте появляется некрасивая клякса. Драко громко и почему-то вслух фыркает, а потом строчит письмо – как предполагалось с извинениями.
***
Десять лет спустя.
В квартире холодно и мерное гудение кондиционера только выживает еще больший озноб. Драко прижимается к теплому телу Забини поближе – его жутко морозит. Ноги сами собой суются между блейзовых и Драко греет о чужие икры озябшие ступни.
На улице – июль. Там жарко. Драко не любит жару, но холод он любит еще меньше. В Хоге он тоже постоянно спал с Блейзом – еще с первого курса, в подземельях оказалось слишком холодно. А вот смуглого Забини будто грела горячая итальянская кровь. Впрочем, это мог быть и тайком таскаемый с кухни глинтвейн. Глупые гриффиндорцы почему-то считали, что в замке всего одна кухня – та, куда знают ход они. А большинство домовиков были в своё время пожертвованы школе верхушкой магической аристократии.
Запасы глинтвейна, в общем, не истощались.
Кстати, - думает Драко, проваливаясь в ласковые морфеевы объятия, - надо бы припрячь Забини, пусть глинтвейн сделает.
Блейз еще долго слушает его ровное дыхание и смотрит в потолок. Кондиционер раздражает – Блейз неощутимо слазит с кровати и тянется за пультом. Тихое «пик» - и никакого постороннего гудения. Спать не хочется.
Блейз ухмыляется и лезет в ящик письменного стола – он еле убедил Драко поставить в спальне один. Из величавых деревянных внутренностей он достает пергамент – старый, потрепанный, с местами уже выцветшими чернилами, бесчисленное количество раз погнутый и сворачиваемый. Читает он больше по памяти – ни черта не видно же.
«Эй ты, придурок!
Мне очень, очень, просто невероятно жаль, что я облил тебя яблочным пуншем. Надо было сделать это лимонным грогом. Надеюсь, твоя парадная мантия была испорчена не меньше моих любимых выходных туфель. Приношу свои извинения за сей досадный инцидент и надеюсь увидеться снова – это ты ожидал услышать? Обойдешься, придурок.
Совершенно искренне, вот уж точно НЕ твой, Драко Люциус Малфой.
П. С. Ты мне совершенно не нравишься, понял?»
Дочитывая, Блейз улыбается. Вот уже скоро девятый год, как они будят друг друга этими «эй, придурок». Не нравится, да? Не зря он сказал об этом после «совершенно искренне».
- Эй, придурок, ты чего там застрял? Мне холодно, - зовет Драко. Блейз улыбается шире и идёт к нему – не может не идти.
- Придурок, - бормочет Драко снова. И засыпает.


Драко любит ластиться. Любит вести себя как большой кот – ложиться головой Блейзу на живот и чуть тереться, утыкаться носом в подмышку, игриво тянуть зубами за уши, дуть в лицо, вылизывать руки. Только никогда почти так не делает.
Он же Малфой.
Забини любить ухмыляться, слушать музыку из этого отвратительного маггловского устройства и щелкать Драко по носу. Он делает так постоянно – это же Блейз, он всегда делает, что хочет и плевать хотел.
Драко завидно немного, но больше все равно – он решился на самое главное, он с Забини теперь, ему никакого дела до мелочей нет.
Иногда Блейз улыбается и тянет его куда – однажды это оказался порт-ключ до Парижа, как-то – маггловский ночной клуб, городской парк, самолет до Токио, вечеринка в Министерстве, закат на крыше небоскреба. Драко каждый раз морщился – от восхищения, удивления, радости, и, черт подери, огромней кучи романтики во всем этом и фыркал «придурок». Блейз только пожимал плечами и тащил Драко дальше – всегда было «дальше».
Забини оказался спонтанным, резким, непредсказуемым и… очень-очень своим.
Как-то Блейз сменил место работы и стал пропадать сутками – Драко набрал полный бар спиртного, обновил им обоим гардероб, разобрал почту за два месяца, купил ноутбук, подключил интернет, занялся перестройкой квартиры… И каждый вечер бросал это своё раздраженное «придурок». Было страшно, что Блейз не придет.
Как в детстве, во время их первой встречи. Драко тогда совсем маленький был. Они подружились сразу, а потом, когда Элоиза с сыном уже уходили, Драко что-то не так сделал – назвал Блейза по имени, быть может? Мать тогда разозлилась жутко, сказала, мол: «Воспитанные дети не называют никого по имени после первого знакомства. Наверняка леди Забини не захочет, чтоб её сын общался с таким невоспитанным ребенком». Страшно было.
Сейчас Драко взрослый – он позволяет Блейзу уходить и возвращаться, когда тому вздумается.
Блейз уже и не помнит, когда в последний раз принимал душ сам.
Малфои – фыркает Драко, - не влюбляются, это глупо и вообще по-плебейски.
Это не спасает Забини от отвратительно заваренного экспрессо в постель каждую субботу.
- Придурок ты, Малфой, - улыбается Блейз и щелкает Драко по носу. Не влюбляются у него Малфои, как же.
- Сам такой, - чуть надувается Драко. И улыбается.

наименее удачное и связное :alles:

@темы: ГП, фанфикшн

URL
Комментарии
2010-08-05 в 12:24 

Валентин Эккерт
Я тупой логичный идиот ©
Какое же оно всё чудесное.
Из всех трёх складывается очень целостная картинка...

2010-08-05 в 12:35 

вам честно или необидно?
D. L. M., нееее, оно чудное) в наименее лестном) что-то я чем дальше в лес, тем херовей. абидна(
а помойму они взаимоисключающи О.о

URL
2010-08-05 в 12:50 

Валентин Эккерт
Я тупой логичный идиот ©
От придурок :lol:

2010-08-05 в 12:51 

вам честно или необидно?
есть малясь)

URL
   

главная