u can leave your hat on

21:33 

Доверие, оказанное другим людям, частенько меня подводило.

Блейз язва и любит трюфели и Поттера
вам честно или необидно?
1. Примерно во втором-третьем классе у меня было две лучшие подруги: прянь, с которой я дружу и поныне, и Дарина. Какое-то время они друг о друге мало знали и были настроены скорее недружелюбно: играли с разными людьми, не здоровались, иногда обменивались легкими неприязненными репликам.
Я любила их обоих и в один прекрасный день решила сдружить. Я знала, что, возможно, они сильнее рассорятся. Что, может, мне придётся кого-то "выбирать". Или, хуже всего, они станут дружить друг с другом, но не со мной. Но я собрала яйца в кулак, и решилась: это хорошее намерение, правильное. Я хочу сделать себе и им хорошо - мне стоит убрать свои грязные ревнивые мыслишки и делать, мать его! В конце концов, они - мои подруги. Как я могу не верить в то, что наша дружба не переживёт такую мелочь?
Эй, Вит, а помнишь ли это ты? Если да - то как?
И я принялась что-то делать. Сначала мои усилия давали крошечный результат, я пыталась просто настроить их на нейтральное, или, может, дружелюбное друг друга восприятие.
Что было толчком, как произошло - я ничего из этого не помню. Просто в один прекрасный момент все самые худшие мои ожидания такие !бац - и правда. Это было пять раз в моей жизни, и каждый из них был - серпом по яйцам, был - удар под дых, был - стиснуть зубы и неплакать. И немного ещё "А. Вот как."
Они действительно подружились. Стали - не разлей вода. Иногда, идя домой одна, я думала, мол, не жалею ли. Но тут же: я всё правильно делала. Если друг с дружкой лучше, чем со мной, значит, так тому и быть.
Где-то около четвертого (или в шестом?) классе Дарина и прянь поссорились из-за какой-то мелочи.
В этот раз я уже не нашла в себе сил их помирить.
2.
В детском саду у меня была лучшая подруга - Вика.
Дружили мы с ней, потому что мои любимые игры были - представить, что мы какой-то персонаж (чаще всего это была Сейлор Мун вселенная, но-но, не только она, а вот не только! оригинальные истории тоже были). Это было очень интересно: вжиться в роль, действовать в соответствии с выдуманным характером и при этом логично и в рамках постоянно меняющихся обстоятельств. В то время, кстати, со мной очень хотела дружить всё та же Дарина, но у нас не получалось: играть за Сейлор Мун хотела и она, и Вика. А как играла Вика мне нравилось больше - интереснее и правдоподобнее выходило. Сама я играла относительно второстепенного персонажа. Хотару.
Ну да эта история о Вике. Вика использовала воображение не только когда мы играли.
Она, дочь учительницы, как я потом узнала, рассказывала, что живёт на другом краю земли. Что у неё дома есть комната-кинотеатр, комната-с-игрушкам, чуть ли не бесконечный запас внусняшек... И что у неё в видик воткнута палка (обыкновенная палка!), и спасибо этой палке все нужные штуки (например, Сейлор Мун, которую показывают, покуда мы ещё в садике) вовремя записываются сами.
Однажды она пришла в детский сад в дождевике. На улице ярко светило солнце. Но Вика, конечно, объяснилась - ведь у них там, на другом конце света, совсем другая погода! И климат совсем другой тоже.
Разумеется, даже в пять такие истории пестрили сомнительной правдоподобностью. Я переспрашивала, слушала рассказы из раза в раз. Около шести я уже заметила несколько несовпадений и забила, но до того я до постоянного часто говорила себе: да брось, она же твоя подруга. Как ты можешь ей не верить?
3.
Та самая история про мои одиннадцать и мальчика В., сына лучшей подруги моей мамы. Росли вместе под шуточки окружающих о том, как нас сосватают по достижению нужного возраста. Разумеется, в три отличить ложь от правды или шутку от лжи - это почти как мне сейчас выйти танцевать балет - я даже чешки с первого раза не надену.
Мне всё ещё припоминают диалог, состоявшийся в мои четыре-пять:
- "Не хочу учиться, хочу жениться!"
- И на ком же? - ехидно спрашивала мама.
- На В., конечно, - уверенно отвечала я.
- Но где же вы жить будете?
- Здесь, - указывала я на отчий дом.
- А кто же вас кормить будет? - уже готова была смеяться вголос мама.
Я смотрела ей в глаза тяжелым и уверенным взглядом и отвечала непреклонным тоном хозяина положения:
- Ты.
Только вот, боюсь, дело вовсе не в моих к В. теплых чувствах, но в чистых инстинктах: остальных парней-одногодок (со двора и садика) я могла побить. В., конечно, тоже могла, но результат был непредсказуем и чаще в его пользу, чем в мою. О, милая сердцу история о том, как меня впечатали глазом в деревянный подлокотник! А как только успокоилась - и вторым. :gigi: Я ревела как сучка и на "Маша, прости меня пожалуйста" впервые в жизни ответила отказом - потому что оно аж на десяток минут запоздало! :lol:
В общем, в одиннадцать мне казалось, что В. я всю жизнь любила.
Он же во время совместного отдыха на море (я, как дурочка, ждала и волновалась)) затусил с другой компанией из куна и двух тянок. Тянки красились ужасно, использовали лак для волос, были крашенные и вообще казались мне старыми (им было целых 13) и страшными. Но я с ними затусила - нужно же было быть поближе, вся хурма.
В общем, в первый же вечер, который мы всей компанией проводили вместе, я отошла. По возвращению увидела куна из компании, громко говорившего "ну наконец-то она..." и замершего истуканом при виде меня. "Ушла", - мысленно закончила я. Впрочем, этим меня кун не то, чтобы очень обидел. Но вот неистово кивающий В. - было дело.
Я, разумеется, ушла. Я, разумеется, думала, что "как он мог". "Как он мог просто не сказать?" - спрашивала я себя снова и снова. "Как я могла не заметить, что мешаю?"
Спустя недельку я уже не понимала, с чего вообще решила, что он должен мне что-то говорить. Что мы, проведя друг около друга больше, чем много, стали близки. Друзьями хотя бы стали.
В тот раз ощущение как от удара под дых было со мной удивительно долго: помню, как в школе почти месяц не успевала начать смеяться, как вспоминала это дерьмо. И как впервые улыбнулась, а вспомнила потом.

Были, конечно, ещё ситуации. Родители, умолчавшие о смерти любимой бабушки, например. Ещё штуки, которые я бы пока оставила между собой и людьми, которые о них знают.
В общем, каждый раз, осознавая, что другой человек - это не я, я оказываюсь в полной боевой готовности. Давать доверие мне больно. Я каждый раз отдаю его с тем, чтобы его забрали.
Такиедела, котятки.

@музыка: Tom McRae

@темы: инструкция по эксплуатации, однажды в Серебряном веке

URL
   

главная