Блейз язва и любит трюфели и Поттера
вам честно или необидно?
Мой сегодняшний пост полностью проспонсирован неудачной (с моей точки зрения, "неудачно" — это, конечно, оценочное суждение) формулировкой одной моей преподавателя. Я не очень-то помню реплику полностью, но речь шла о "профессиональных философах" или "профессиональной философии".
Начну я, конечно же, с дисклеймера: сама я знаю о философии очень мало, работ читала по моему глубокому убеждению недостаточно, чтобы говорить о предмете компетентно (а я очень не люблю говорить некомпетентно вообще, но жизнь в обществе нас к этому, конечно, вынуждает). В общем, дисклеймером я освобождаю от ответственности все универы, где когда-либо была в списке учащихся (а таких аж три), всех людей, когда-либо говоривших со мной о философии и все работы, которые попадались мне в руки. Я буду идти на ощупь, не оглядываясь на те обрывки от философии, о которые спотыкалась ранее. При этом я прошу считать всё верное или полезное, что вам, возможно, доведётся извлечь из моих слов исключительно их заслугой (впрочем, я не очень-то верю, что такое найдётся).
Текстов о том, что такое философия пруд пруди, об этом можно и Делёза почитать, и Нагеля и ещё многих ребят, кто кому ближе (а работы разные, подходы разные, но метафилософские работы все, из тех, что я читала, очень крутые — написанные для широкого круга читателей, они берут за цель поставить вопросы и проблемы, то есть, я бы сказала, завязать философский дискурс, заставить философское в человеке резонировать).
Возвращаясь к вопросу о "профессиональной" философии для начала сошлюсь на Мамардашвили. Он замечает предметом философии философию (это не опечатка). То есть философия — это, по большому счёту, попытка на языке (искусственно созданном языке, философские работы не читаются буквально) обсудить нечто, что, в общем-то, по моему глубокому убеждению, словами через рот совершенно не передаётся (не то, чтобы у нас был более удобный способ коммуницировать о такого рода вещах, конечно). Вещи эти тоже нередко одни и те же, но мне очень трудно будет назвать их коротко, поэтому я попытаюсь описательно натолкнуть вас на них вопросами (не на все, конечно, только на близкие мне самой). Почему мир таков, как он есть? Каков он есть? Одинаково ли я воспринимаю этот мир с другими? Что такое вообще — воспринимать мир? Что есть мир? Все ли, что я воспринимаю — мир? Искажается ли моё восприятие от того, что на мир смотрю именно я? Может, мне стоит держать в уме состояние общества? Каково оно? Что общее в том, как мы сегодня всё воспринимаем? Что всегда было общим? Есть ли такое? И, наконец, мой любимый: как мы можем говорить об этом посредством языка? Восприятие и мышление происходят на другом уровне, пользуясь языком мы неизбежно делаем что-то не так. (С другой стороны: возможно ли мышление вне языка?)
Это не все околофилософские вопросы, не все предметы мы даже по касательной затронули (я бы сказала, по касательной мы не задели ни черта, ну да ладно: сказала как могла, и едва ли сделаю это лучше). Философия академическая занимается совершенно разными вопросами от условий возможности познания и по, эээ. Выхвачиваниея понимания предметов до того, как мы сделаем это, полагаясь на привычки мышления? Что-то такое. Есть философия о ценностях, о политике, о познании, о языке, о философии ( :gigi: ). Есть социальная философия и философия права, многие из них просто на диво интересные, другие же наверняка интересны кому-нибудь ещё. Еще есть онтология и метафизика, но их мы упустим (нуууу, почти).
(Извините мне этот немного странный слог: им я обязана работе, которую сейчас читаю и тому, что за последние сутки ни разу рта не раскрыла. Боюсь, вскоре пост потеряет стилистическое единство и я сорвусь на свою обычную манеру ведения повествования, будьте готовы.)
Сейчас я устрою себе маленький coffe'n'sigarette брейк и попутно стравлю вам историю, чтобы читать это было менее скучно и менее понятно (разрывай линейность повествования, запиливай аллюзии, ударяйся в постмодернизм!).
Ладно, в общем-то я не знаю, зачем нам с вами вообще нужна была эта нудная вводная часть, где я ничего не сказала, а теперь чувствую себя, словно наврала вам с три коба. Ну да, честно говоря, мне во-первых жалко всё это удалять, во-вторых я думаю что-то вроде "да, я безграмотное быдло и ничего не знаю о философии, но, чёрт подери, это мой дневник!". Так что оставим меня с этими моими метаниями и перейдём к, ЛОЛ, истории обо мне (ну чёрт, это же моя днявочка, да? :lol:), тем более что у меня уже кофе заварился.
Я, значит, никогда не любила разговоры о философии, но с трудом могла это обосновать: просто включала игнор. Конечно, это от значительной такой части можно обосновать моей вопиющей некомпетенцией, когда, казалось бы, хотя бы крохи от неё у меня должны бы быть, с другой — это просто чувство такое. И вот об этом-то как раз я и хочу с вами поговорить.
Начну (я хожу кругами, и вроде бы начинаю в надцатый раз, но мне всё это нужно было сказать, чтобы начать сейчас; спойлер: я вскоре начну снова, но я не могу иначе, это вообще первый разговор о философии в моей жизни; ох, мне явно пора закурить).
Вот это чувство — оно о одном из моих "глубоких убеждений", о которых я уже говорила выше. А убеждение это в том, что все мы — о философии. В этом смысле настоящему философу много интереснее поговорить с совершенно не-философом, чем с академическими коллегами. Как — извините мне это сравнение, но оно правда в комплимент — интереснее порой поговорить с ребёнком, потому что у него ещё нет типичных для взрослых шаблонов в мышлении, он думает и допускает совершенно, порой, невероятные со взрослой точки зрения вещи. Вот точно так же и у академических коллег философа в вакууме есть обычно комплекс убеждений, какая-то позиция, категориальный аппарат, какой-нибудь (извините, это не упрёк, я повторяю снова) Хайдеггер, чтобы на него опереться. И за этим о философии можно только говорить (я думаю: буду повторять это бесконечно, потому что кто-то, наверное, всё ещё может находить, что раз я получаю бакалавра по философии в этом году, то у меня есть какой-то авторитет, а его категорически нет), но нельзя ею заниматься. Так, я повторюсь: на академическом языке, среди философов о философии можно говорить, а заниматься ею нельзя, — так я думаю.
На этом я закончу свой coffe'n'sigarette брейк и перейду к самой спорной, самой субъективной (дадада, ещё более) и, собственно, ключевой части, к которой всё это время и вела.
Итак, что такое философия.
Тут я вынуждена снова оговориться, что во-первых, я не авторитет (я немного истерически это повторяю, но очень хочу подчеркнуть — это просто мой пост в днявочку, just like the others, и ценности в нём столько же, сколько в любом другом "дорогой дневник" посте), а во-вторых — я буду сыпать на вас определениями через метафору. С точки зрения формальной логики это полностью обесценивает всё, что я могу сказать. (С моей точки зрения, это самый адекватный способ сказать, что я собираюсь, но мне казалось, что предупредить об этом нужно обязательно).
Значит, философия (для меня) — это удивление. (Это я сейчас огромный философский боян сказанула, да, рассмеяться действительно уместно.)
Вот я вам сейчас расскажу о самых "философских" чувствах в моей жизни.
В первый раз это случилось с языком — меня вдруг накрыло понимаем, какое-то это всё-таки чудо. Нет, вы правда можете с легкостью представить, что в сочинении третьеклассника Вани, в этом моём посте и в "Записках из подполья", например, один и тот же набор символов? Ограниченное количество знаков позволяют нам говорить и о космосе, и о погоде, и о устройстве микроволновки, и о, чёрт с ней, философии!
В другой раз я вышла после концерта симфонического оркестра (два года назад, 23 февраля) абсолютно опустошенная. Вы знаете это чувство, когда в тебе слишком много чего-то, и ты даже не понимаешь, о чём это чувство, но стоит задуматься — и ты погребён под волной. Это был чистой воды восторг-эйфория и удивление. Люди, люди, всего-навсего люди как мы с вами придумали все эти инструменты. Вы вообще можете представить весь процесс изменения струнных? Как кому-то в голову вообще в первый раз пришло создать клавишные? И это всё может сочетаться и передавать на совершенно потустороннем непривычном и неинтерпретируемом языке — ох, господи, что? Мысли, эмоции, историю? Да вселенную, кроме шуток.
Надеюсь, сейчас вы поняли, что я имела в виду, когда говорила, что о философии, как мне кажется, невозможно говорить (академические философы используют для этого специальный категориальный аппарат, и в нём нередко наши с вами обыденноупотребляемые слова несут какой-то другой, неочевидный, смысл).
В общем-то я ожидала, что вы ничего не поймёте из моих слов (во всяком случае не так, как мне хотелось бы). Так что сейчас скажу то же другими словами: философия о том чувстве, когда что-то понимаешь. Когда, вы знаете, в общем-то, что-то, и даже нередко его проговариваете, но иногда оно берёт и накрывает. И весь вы — это чувство, и вы пытаетесь, как можете, описать его словами, но выходят те же избитые банальности, которые уже сотни раз говорили. Передать это чувство словами никак не получается.
Люди в депрессии, например (во всяком случае, со мной так бывает во времена моего эмоционального расстройства) не могут вспомнить, что такое хорошее. Каково это — чувствовать себя хорошо. Я постоянно задавалась вопросом: ну было же что-то такое, зачем жить, ну вот точно было же. А какое оно? И в голову лезут какие-то банальности, но поверить в них решительно нет сил.
А иногда идёшь по улице, смотришь на листву, как она просвечивает до прозрачного-зелёного, цепляешься взглядом за сушилку для носков и вдруг накрывает — вот за этим. За этим мгновением, ради него, когда всё — твоё. Весь мир твой.
В моменты, когда осознаешь смерть, жизнь оказывается полна несделанного. Вот это чувство, когда "я хочу жить" — вот о такого рода вещах философия.
Как когда поднимаешь глаза, зачитавшись, или когда задумался оборачиваешься, а тут — ой, человек. Или даже — ой, мир. Реальность, так ты такова, ты всё время была тут.
Коварство таких вещей — в том, что их не удержать в голове постоянно (у меня, во всяком случае, не получалось), и ещё — в том, что говорить о них — что строить башенку из сухого песка.
Но они прекрасны, согласитесь.

В общем-то, это и всё что я могу сказать о философии после четырёх лет на философском факультете. (Здесь я истерически рассмеялась, чего и вам желаю.)

@темы: onto